Skip to main content

АВИАБИЛЕТЫ, ОТЕЛИ, ТУРЫ - лучшие цены!

Смотрите свежую подборку туров по самым низким ценам - вылет из всех городов РФ. Для вас - бесплатное фото на визу в офисе! Бесплатный выезд курьера!

 

Забавные случаи из жизни корифеев театра

  • strict warning: Declaration of views_handler_filter_node_status::operator_form() should be compatible with views_handler_filter::operator_form(&$form, &$form_state) in /var/www/admin/www/portal-etud.ru/sites/all/modules/views/modules/node/views_handler_filter_node_status.inc on line 13.
  • strict warning: Declaration of views_plugin_style_default::options() should be compatible with views_object::options() in /var/www/admin/www/portal-etud.ru/sites/all/modules/views/plugins/views_plugin_style_default.inc on line 24.

Михаил Чехов, поступая в Московский Художественный театр, на отборочном туре получил от Станиславского задание изобразить окурок. Не долго думая, Чехов плюет на пальцы и с изящным шипением придавливает ими свою макушку. Этим он покорил Станиславского.

Однажды Немирович-Данченко смотрел балет Астафьева «Пламя Парижа». Его соседом оказался пожилой колхозник, с большим восторгом принимающий все, что происходило на сцене. Только одно его огорчало, как же так, оперный театр, а никто не поет.   Немировичу-Данченко пришлось объяснить колхознику, что балет – это особый жанр, в котором не поют, а только танцуют. Но тут хор стал петь «Марсельезу». Колхозник с укором посмотрел на Немировича-Данченко и сказал: «А ты, видать, вроде меня - первый раз в театре-то».

Во МХАТе давали шекспировского Юлия Цезаря. Брута играл Станиславский. По ходу пьесы статист должен был выносить свиток и передавать его Бруту (Станиславскому). Но один раз статист куда-то запропастился. Тогда Немирович-Данченко распорядился, чтобы  в срочном порядке переодели рабочего сцены и заменили статиста. Выйдя на сцену со свитком, рабочий громко заявил: «Вот, Константин Сергеевич, вам тут Владимир Иванович передать чегой-то велели».

В советское время главным режиссером театра Маяковского был Н. Охлопков, который  увлекся режиссурой еще в молодости, когда был актером и работал у Мейерхольда. Рассказывали, что он просто доставал Мейерхольда своими идеями и соображениями и довел до того, что тот стал прибегать на репетицию раньше положенного. А вбегая, кричал: «Коли еще нет? Опоздавших не ждем!  Запирайте двери, начинается репетиция!»

Артист Митрофан Трофимович Иванов-Козельский плоховато знал свою роль в пьесе. Вышел он на сцену, а суфлер задержался. В это время актер увидел на сцене старичка, который во вчерашнем спектакле был лакеем. Чтобы избежать заминки в действии, Иванов-Козельский говорит ему: «Ну-ка, голубчик! Подай-ка мне стакан воды!». На что старик гордо ответил: «Митрофан Трофимович, помилуйте, я сегодня граф-с».

Александринский театр готовился к гастролям прославленного актера Михаила Щепкина. А Актер Боченков, играющий те же роли что и Щепкин, сильно опасался конкуренции и поэтому шутил : «В Москве дров наломали, а к нам щепки летят».

В спектакле Мольера «Мнимый больной» Станиславский играл Аргана. И вот однажды прямо во время спектакля на сцене у него отклеивается нос. Станиславскому пришлось приклеивать его обратно прямо на глазах публики. Прикрепляя нос, он приговаривал: «Вот беда, вот и нос заболел. Это, наверно, что-то нервное».

Как-то Вертинский давал концерт в небольшом клубе Минска. До начала выступления он с пианистом М. Брохесом захотел испробовать, как звучит рояль. Оказалось – ужасно. Они пригласили директора, тот в ответ развел руками и, вздохнув, сказал: «Александр Николаевич, это исторический рояль. На нем отказался играть еще сам Шопен».

 Как-то Станиславский играя Вершинина в пьесе «Три сестры», представился актеру Лужскому, который играл Прозорова, - «Прозоров». Тот чуть не поперхнулся и сдавленно  ответил: «Как странно - я тоже».

В свою бытность режиссером театра Маяковского Н. Охлопков поставил спектакль «Лодочница». Пьеса была  отвратительная, и спектакль тоже получился плохой. На сцене находилась громадная ванна с водой, и в ней плавала лодка.

Во время премьеры, жидковатые аплодисменты кончились раньше того, как актеры покинули сцену. Наступает неловкая тишина и в ней раздается голос Иосифа Прута (известного московского драматурга): «Коля! После спектакля не забудьте спустить воду»!

Валентина Талызина считает, что смешные случаи с ней происходят часто и она обычно выступает в роли жертвы.

Так было и на репетиции спектакля «Цитата», в котором она играла жену, Марков – мужа, Муравьева – дочку. Ситуация такая: ее мужа должны арестовать, и они всей семьей с тревогой ждут звонка. Режиссер сказал, что когда раздается звонок, ее муж должен падать без сил. А на кого? На дочку, на жену? А рост у актера Маркова был метр восемьдесят и вес, соответственно. В. Талызина решила, ей такого «счастья» не надо, потому что у нее каблуки высокие и габариты меньше. Один раз он все-таки упал на нее, и она еле удержалась на своих каблуках. А Муравьева, которая дочку играла, была моложе и без каблуков, вот Талызина и решила, чтобы он на дочку падал.

И вот как только раздается звонок  – Талызина сразу на метр в сторону, и ему приходится на Муравьеву падать. Марков это просек. Раз упал на Муравьеву, другой, та, бедняжка, уже еле держится. В третий раз Талызиной не удалось отскочить, потому что Марков схватил ее прямо за грудки, потянул на себя, и они упали вместе… на Муравьеву. Она не выдержала их обоих, и все трое закатились под диван. И у всех от смеха просто истерика. Лежали под диваном и смеялись.

Только у Талызиной с Муравьевой дальше по роли слов не было, а Марков должен был монолог читать. И как он должен был вылезти из-под дивана после такого хохота и читать. Но сумел. Вылез и прочитал. 

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.9 (13 votes)

Театральный Этюд - Поиск по сайту и театральным ресурсам Рунета

 

Зарегистрируем ваш товарный знак всего за 12 000 руб.

Бесплатно проверить ваш товарный знак на возможность регистрации. Зарегистрируем ваш товарный знак всего за 12 000 руб. Убережем от посягательств на ваш бизнес. Работаем по всей России и СНГ.